Реклама

Крит сегодня

 

im__D0_B1_D1_83_D1_85_D1_82_D0_B0_20_D0_91_D0_B0_D0_BB_D0_BE_D1_81[1]

Витрина

Ворота Крита — это международный аэропорт или хлопотливый причал в Ираклионе, к которому по утрам даже в большой шторм причаливают красно-белые и бело-голубые громады компаний Minoаn Lines и АNEК lines (крупнее паромов, чем критские, нет во всей Греции).

Столица Крита — это хаотичный Ираклион, уменьшенная копия застроенных бетонными коробками Афин, только хуже — потому что еще теснее и без Акрополя.

Самый неинтересный отдых на Крите — неделя или две безвылазно в одной из бесконечных гостиниц северного побережья, среди которых есть пара дюжин весьма неплохих, но намного больше тех, чью посредственность успешно маскирует ослепительное сияние критского солнца и моря. Для большинства туристов Крит ограничивается этой досадной триадой — аэропорт, столица, пляж при отеле.

Но так было не всегда. Еще в 1970-е годы на севере острова было всего несколько отелей для немногочисленных греческих буржуа и разбогатевших чиновников (а на юге гостиниц до сих пор почти нет), а иностранные туристы были представлены в основном хиппи, нежившимися в бухтах на южном побережье. Теперь же туризм — главная статья критской экономики, и каждый пятый туристический чартер, направляющийся в Грецию, садится в Ираклионе.

Глубинка

Если не отходить от моря дальше, чем на пару километров, кажется, что все население Крита кормит и обслуживает туристов, а по вечерам развлекает их фольклорной самодеятельностью на «критских вечерах». Но стоит углубиться в горы, как выяснится, что традиционный Крит мало изменился.

Менеджер безликого отеля, окончив рабочий день, уезжает к себе в деревню, где мужчины до сих пор носят бороды и закрученные чапаевские усы, надевают синие шаровары-«врака», заправляют их в высокие кожаные сапоги-«стиванья», несколько раз обматываются 10-метровым матерчатым поясом и затыкают за него кинжал.

Здесь пасут и стригут длиннорунных овец, давят отличное оливковое масло, делают вино, виноградную водку-цикудью и белый козий сыр (Крит — один из главных производителей оливкового масла и вина в Греции).

Самобытность

Крит не так уж давно был отдельным государством и вполне мог бы им оставаться. Критяне, одни из немногих в Греции, говорят на собственном диалекте, где — в отличие от стандартного греческого — есть звуки «ч» и «ш», которые выдают жителя Крита почище, чем малоросса его гортанное «г». Кроме того, в языке критян осталось много византийских слов.

У критян своя православная церковь: она подчиняется не архиепископу всея Эллады в Афинах, а непосредственно вселенскому патриарху в Константинополе.

У критян до сих пор своя, ни на что не похожая музыка. Главный музыкальный инструмент в материковой Греции — бузуки (что-то вроде мандолины), а на Крите — критская лира, на которой играют смычком и аккомпанируют заунывным, ритмичным и очень затягивающим песням, вобравшим в себя ризитика и мандинадес, любой грек или опытный путешественник опознает их с первых тактов. Их поют не на вечерах для туристов, а для себя, во дворе дома, за вином. И еще в музыкальных клубах — «магазья» и «бузукья». Особенно хороши мандинадес — рифмованные импровизированные двустишия, которые поют по кругу — кто-то заводит первую строчку, второй должен сходу сочинить и подобрать следующую, и так дальше на спор — кто кого перепоет. Современные филологи знают, что из таких народных поэтических соревнований родилась античная драма.